Николай Эйхвальд (fon_eichwald) wrote,
Николай Эйхвальд
fon_eichwald

Феодальная рутина: Гремислава и Конрад

В истории каждой уважающей себя европейской страны (а Польша к числу таких стран, конечно, относится) есть период, лишённый какого-либо очевидного смысла. Никаких крупных событий, никаких видных фигур - только мелкая и малоприятная возня каких-то князьков, которые своих великих предков недостойны, а своим великим потомкам, кажется, так ничем и не помогли. В Польше такая эпоха наступила в 1139 году, когда умер Болеслав Кривоустый, а своего апогея достигла в первой половине 13-го века - в последние десятилетия перед появлением нового и страшного врага. Монголов.

Матейко писал картины и об этой эпохе, находя метафизический смысл в событиях, когда это было возможно. Такой смысл вложен в картину о младшем сыне Кривоустого - Казимире Справедливом, но не достался картине, изображающей, как убили - подло, в спину - сына Казимира, Лешко Белого. Сын Лешка Болеслав Стыдливый стал одним из героев вот этого живописного полотна, к сожалению, погибшего:



"Гремислава с сыном Болеславом Стыдливым в неволе".

Лешко Белый, княживший в Сандомире и Кракове (то есть номинально верховный князь Польши), погиб в 1227 году, убитый агентами то ли поморского князя, то ли собственного двоюродного дяди Владислава Одонича. После него остался годовалый сын Болеслав, опекать которого в меру своих скромных сил стала мать - Гремислава. Эта дама принадлежала к волынскому княжескому дому, но точно её происхождение неизвестно: одни источники называют её дочерью Ингваря Ярославича Луцкого, другие - дочерью Александра Всеволодовича Белзского. В любом случае её ближайшая родня потратила свои жизни на безнадёжную борьбу с одним предприимчивым русским князем по имени Даниил Романович (Лешку он, кстати, приходился двоюродным племянником как правнук Кривоустого).

По праву рождения Болеславу досталось сандомирское княжество, и старшие родичи тут же принялись претендовать на статус регента - пока мальчик не повзрослеет. Власть над Сандомиром должна была стать важным придатком к вокняжению в Кракове, а потому у Гремиславы не было шансов на спокойное вдовство. Основными претендентами стали троюродный брат Болеслава Генрих Бородатый Великопольский, двоюродный дядя Владислав Тонконогий Силезский и родной дядя Конрад Мазовецкий, брат Лешка Белого.

Конрад стал одним из главных героев картины. Действие происходит в 1233 году в монастыре францисканцев в Завихосте, где Конрад заточил собственного племянника и его мать. Конрад изображён на левой части полотна; он внимательно смотрит на Гремиславу, которая протянула к нему руку в явно умоляющем жесте. Сына княгиня держит на коленях: ему тогда должно было исполниться уже семь лет.

Договориться с Конрадом тогда не удалось. Вероятно, намёком на это является фигура монаха у левого края полотна, который стоит спиной к зрителю и повернул голову к Гремиславе: на картине художника Александра Лессера (жаль, но найти её мне не удалось) именно монах помогает княгине с сыном сбежать.

Потом в биографии Болеслава были союз с дальними силезскими родичами против родного дяди, междоусобные войны, княжение в Кракове, "безгрешное" супружество, из-за которого он получил прозвище "Стыдливый", и завещание, в соответствии с которым в 1279 году владения князя перешли к его двоюродному племяннику - внуку Конрада, ещё одному Лешку (Чёрному на этот раз). Собственно, с этого завещания началось объединение страны.

А картину можно считать символической (благо у нас есть только чёрно-белый вариант) иллюстрацией на тему "Феодальная анархия перед самым монгольским вторжением". Придут кочевники - будет страдание и искупление, а пока вот так. Мрачно и бесцельно.
Tags: 13-й век, Болеслав Стыдливый, Конрад Мазовецкий, Матейко
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal сибирского региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.
Гут.
Я теперь прямо ожидаю появления картины "Ссора Агриппины и Лешка Черного" (или уже была?)
Спасибо!
Вот я безголовая - я ведь читала ту Вашу статью! (л Лешеке и Агрифине). Но теперь могла бы чуть-чуть прокомментировать ситуацию.
Стыдливость стыдливостью, но бездетный брак королевской четы был весьма опасным для страны и считался "позорным". В этом на собственном опыте убедился свойственник Лешка, чешский король Пжемысл Отокар.
Он по политическим причнам женился на одной из наследниц герцога Фридриха Бабенберга Воителя, Маргарите Бабенберг (вдове императора Генриха). Брак оставался бездетным, причем по вполне понятным причинам: Маргарита была на 26 лет старше мужа, ее возраст уже прпиближался к 50-и. Тем не менее, поскольку в первом браке Маргарита родила двух сыновей, и она, и королевское окружение винило во всем короля, намекая на его импотенцию.
Задетый за живое Пжемысл заявил королеве: дай мне свою любимую фрейлину и я покажу, кто здесь потент, а кто импотент.

Таковая фрейлина нашлась и уже после года сожительства родила королю бастарда Миколая (позже известного как Миколай Опавский).
В последующие годы родились еще три дочери.

Только тогда королевская чета рассталась (под предлогом якобы принесенного Маргаритой еще во вдовстве "обета чистоты"), а Пжемысл женился вторично, на сестра Аграфины Кунгуте Галицкой. (Почему венгерская королевна звалась Галицкой и Славонской - отдельная история).

Так что Аграфина, должно быть, носила тот девичий венок, чтобы каждому было понятно, на ком лежит тяжесть "позора бесплодия".