October 19th, 2011

О полоноцентризме

Увы, полоноцентризм невозможен. Пишу это потому, что живу в стране, считающей себя самой лучшей и самой главной, потому что она самая большая. Нам со школьной скамьи внушали, что русская душа широка и загадочна, что русская литература - лучшая в мире и что русскую армию никто и никогда не побеждал. Конечно, оказаться правдой в настолько категоричной форме это никак не могло, но в глубине души мы к этой мысли привыкли. Прикипели. В этой своей лучшести Россия всегда была окружена враждой - в средние века таким супостатом была Степь, потом - Запад. Обычно англосаксы, но один раз почему-то немцы. Никто не знает, почему, но проблемой не задаётся.

Когда в каком-нибудь Вконтакте в соответствующей группе начинается обсуждение на уровне "Кто самый лучший полководец?", самые популярные ответы понятно какие: Александр Невский, Дмитрий Донской и Барклай де Толли оказываются круче Цезаря с Александром. И смешной может показаться мысль, что не хуже были Стефан Баторий, Собеский, Жолкевский или Ходкевич. Это экзотика , оказывающаяся чуть ли не рядом с сиамско-бирманскими войнами. Госдеятели вроде Казимира Третьего или Ежи Оссолинского, писатели вроде Мицкевича или Пруса, композитор Огинский и художник Матейко не могут котироваться в русскоязычном пространстве, потому что информации нет совсем.

А сами поляки изначально оказались в трагической ситуации. Большой, культурный и амбициозный народ зажат между двумя ещё более многочисленными и не менее амбициозными. Поляков сейчас 40 миллионов. Больше, чем испанцев, больше, чем чехов, словаков и венгров, вместе взятых, но всё-таки вдвое меньше, чем немцев, и втрое - чем русских. И нет на востоке пустых земель, за счёт которых можно "прирасти". Поэтому Польша сильна, но никогда не была и не будет в числе первых. Такой вот грустный вывод...
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.