October 26th, 2011

Самоубийство по-литовски

В «Крестоносцах» Сенкевича, нежно любимых мною с детства, меня ещё при первом чтении озадачил один эпизод. Если кто-то не помнит, главный герой, Збышко из Богданца, в начале книги совершил проступок, за который ему грозит смертная казнь (напал на орденского посла; здесь, кстати, Сенкевич явно подражает «Квентину Дорварду). И в Вавельском замке, когда героя ведут в тюрьму, глава караула, молодой литовский князь Ямонт (сын смоленского наместника, но это не важно), шепчет ему:

«-Знаешь, что я тебе скажу: ты удавись! Лучше всего сразу удавись. Король разгневался, и тебе всё равно отрубят голову. Почему бы тебе его не потешить? Удавись, друг мой! У нас такой обычай.

Збышко, в полубеспамятстве от страха и стыда, сперва, казалось, не понял речей князя, но, постигнув наконец их смысл, даже приостановился в изумлении.

- Что это ты болтаешь?

- Удавись! Зачем это нужно, чтобы тебя судили? Короля потешишь! – повторил Ямонт.

- Сам удавись! – воскликнул молодой рыцарь. – Как будто и крещёный ты, а шкура у тебя осталась языческая, ты даже не понимаешь, что грех христианину душу свою губить».

И только прочитав Яна Длугоша, я понял, откуда это взялось.

Collapse )
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.