September 22nd, 2012

О князе Киевском из семейства Черчиллей

В те месяцы, когда Карл Двенадцатый стоял лагерем в самом центре Европы, неподалёку от владений Габсбургского дома, русская дипломатия, конечно, предпринимала героические усилия для того, чтобы шведский король основательнее задержался в тех краях. Обстановка на первый взгляд этому благоприятствовала: вся Европа воевала за испанское наследство, и как раз 1706 год стал кризисным. Французы потерпели крупные поражения на двух фронтах - от Мальборо под Рамийи и от Евгения Савойского у Турина. Коалиции следовало сделать решающее усилие - с помощью прекрасной шведской армии, например. А французам стоило бы заполучить Карла в свои союзники для восстановления равновесия.

Пётр Первый сделал выбор в пользу Англии, которая должна была содействовать в заключении русско-шведского мира. Шафиров предлагал решить дело взятками, пообещав Мальборо и канцлеру казначейства Годольфину "немалые .подарки". Надо было только " поступать в том осторожно, разведав, склонны ль те министры ко взяткам". А вот царю казалось, что эти господа и без того богаты, так что "подарок" не возьмут. "Не чаю, чтоб Мальбруха дачею склонить, понеже чрез меру богат; аднакож обещать тысячь около двухсот или больше". Речь о ефимках, понятное дело. Деньги очень большие.

Но секретные переговоры с герцогом, ведшиеся бароном Генрихом Гюссейном, имели неожиданный для царя результат. Оказалось, что герцог готов помочь в обмен на титул князя и доходы с какого-нибудь русского княжества.  Это требование Петра не смутило. Он приказал: "Ответствовать Геезену на его вопрошение, что дук Мальбург желает княжества из руских, на то отписать к Геезену, естли то так и вышереченной дук к тому склонен, то [о]бещать ему из трех которые похочет: Киевское, Владимирское или Сибирское, и при том склонять ево, чтоб оной вспомог у королевы о добром миру [с] шведом, обещая ему ежели он то учинит, то со онова княжества по вся годы жизни ево неприменно дать будем по 50000 ефимков битых". А зная жадность "вышереченного дука", царь пообещал ещё подарить ему такой рубин, которого или совсем на свете другого нет, или "зело мало" такой величины во всей Европе и "которого прислана будет модель" уже наперед. И орден Андрея Первозванного будет пожалован герцогу Мальборо.

К сожалению, британские интересы не позволили герцогу стать ещё и князем. Швеция явно склонялась к французскому союзу, так что Мальборо был заинтересован в скорейшем возвращении Карла на русский фронт. Во время своего визита в Альтранштедт в апреле 1707 года герцогу пришлось обещать шведским сановникам пенсии за соответствующие советы их монарху. Его миссия удалась, благо сам Карл очень хотел проучить своего московского "коллегу".

А война за испанское наследство велась ещё 6 лет - с переменным успехом. И свой князь в Киеве так и не появился).
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.