September 25th, 2012

"Иван Грозный", или О советском кинематографе

На днях я посмотрел "Ивана Грозного" Эйзенштейна (впервые в зрелом возрасте) и теперь хочу сделать заявление: это невероятная, чудовищная, идиотская чушь.

Сразу уточню: работа оператора выше всяких похвал. Пожалуй, даже не хуже, чем в "Гражданине Кейне". Отличная работа со светом. Музыкальное сопровождение местами (спасибо за это Прокофьеву). Беда в том, что кроме этих вещей в каждом фильме ещё есть сюжет, диалоги и игра актёров. И вот с этим у великого режиссёра Эйзенштейна совсем плохо.

Сюжет закручен, я бы сказал, по-шекспировски. Случаются в пьесах этого господина такие моменты, когда гонцы, извещающие о разных этапах военной кампании, прибывают один за другим - с интервалами в несколько минут. Вот и здесь: царь Иван женится, тут же вваливается толпа, требующая "поджигателей"-Глинских на расправу, но ещё через пару минут появляется очень противный казанский посол, и честная компания идёт брать Казань. И берёт соответственно (это события 1547-52 годов, как вы понимаете). А потом, дав царю немного поболеть, идёт на Ливонию. Художественная условность - это нормально, есть только одна проблема: у нас тут кино, а не театр.

Повествование, при всей его схематичности (и благодаря ей), явно должно донести до зрителя одну примитивную мысль: царь окружён заклятыми врагами, они же бояре, и думает только о том, как бы их сломить-уничтожить, проявляя свою заботу о стране именно таким образом; а народ попроще ждёт его решительных действий в этом направлении с большим восторгом. Бояре же жмутся по тёмным закоулкам со злобными выражениями лиц и плетут заговоры, продавая Родину при первой возможности. Так и напрашиваются на расправу. Зная, что фильм снимался по прямому заказу режима, я чувствовал себя как-то неуютно, глядя на всё это...

Простых исторических несоответствий, понятное дело, полно. Взять, например, царское окружение: там есть князь Курбский - первый вельможа царства, не говоря уже про первенство среди ярославских князей; князь Шереметев (именно так!); Басмановы, о которых в боярской думе, оказывается, и не слышали, пока их не возвеличил Иван. Но, когда смотришь фильм, всё это меркнет перед актёрской игрой.

Странное дело: персонажи снятых в те же годы фильмов, скажем, Билли Уайлдера или Марселя Карне ведут себя естественно. По-человечески. А у Эйзенштейна героям обязательно нужно вставать в позы, харАктерно двигать головами, округлять глаза и декламировать свои реплики поставленными голосами. Отдельный привет Николаю Черкасову. Пишут, кстати, что он и после того, как съёмка прекращалась, некоторое время оставался "в роли". Неужели его не били? Не понимаю.

Временами, глядя на очередную сцену, я ловил себя на том, что жду поворота событий: вот сейчас герои замолчат, переглянутся и захохочут, показывая друг на друга пальцами. Невозможно же играть вот так всерьёз! Сейчас проще воспринимать это как особый "МонтиПайтон", чем как исторический фильм. Или логично было бы услышать голос режиссёра, громко и смачно посылающего актёров на х...р. "Все уволены! Новых наберу, с мозгами!"

Глупо, конечно, оценивать фильм на предмет художественной достоверности с точки зрения другой эпохи - 70 лет уже прошло. Но почему Александр Корда смог ещё чуть раньше снять прекрасный фильм о Нельсоне, настоящем национальном герое? Ему эпоха не помешала...

Так я говорю или нет?
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.