October 30th, 2018

Опять о "Пуританах". И о декабристах.

На днях мне приходилось писать об одном романе Вальтера Скотта, повлиявшем на "Тараса Бульбу" Гоголя. Интересно, что "Пуритане" (вернее, "Шотландские пуритане", как назывался первый русский перевод этой книги) отметились в русской литературе не только через Николая Васильевича, но и через Михаила Юрьевича тоже. Но последний действовал тоньше. Его Печорин в ночь перед дуэлью открывает "Шотландских пуритан", давно лежавших у него на столе, и читает - "сначала с усилием, потом забывается, увлечённый волшебным вымыслом".

Выясняется, что сначала Лермонтов хотел "подсунуть" своему герою другой роман Скотта - "Приключения Найджела" - но потом передумал. Ему был нужен политический роман со сложной мотивацией действий героев. Генри Мортон, о котором идёт речь в "Пуританах", жил в эпоху ожесточённой политической борьбы, но долго не примыкал ни к одной из сторон. Власть, на его вкус, была слишком похожа на тиранию, а оппозиция отличалась узостью взглядов и фанатизмом. Он выбрал бы эмиграцию - но в Шотландии жила девушка, которую он любил. В конце концов Мортон в силу случайных обстоятельств примыкает к восстанию и даже становится одним из его руководителей. С этого момента его цель - "сопротивляться любой власти на свете, которая тиранически попирает права свободного человека". Фанатики его подвели, но он сделал всё, что мог.

Collapse )
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.