Николай Эйхвальд (fon_eichwald) wrote,
Николай Эйхвальд
fon_eichwald

Categories:

Ян и Марыся

Эти два персонажа стали героями, может быть, единственной для монархий 17-го века истории любви. Всё-таки это эпоха династических союзов.


Мария Казимира. Портрет кисти Франсуа де Troy, 1660-е годы.

Итак, у одного неверского дворянина средней руки, служившего сначала в кавалерии, потом в швейцарской гвардии, в 1641 году родилась дочь, Мария Казимира де Ла Гранж д Аркен. Её мать была гувернанткой, хотя и из дворянской семьи. Позже ходили слухи, будто бы Мария Казимира – внебрачная дочь, ни много ни мало, Анны Австрийской. Не знаю только, от кого, в таком случае: от Ришелье? Впрочем, к реальности эти слухи, конечно, не имеют никакого отношения.



Судьбу девочки круто изменило замужество дочери её сеньора, Марии Людовики Неверской. Последняя была сосватана за короля Речи Посполитой Владислава Четвёртого (об этом здесь: http://schaab.livejournal.com/2973.html) и отправилась в путь в сопровождении многочисленной французской свиты. Была в этой свите и четырёхлетняя Мария Казимира. Она выросла при польском дворе, сохранила расположение своей королевы стала красавицей, покорив, надо полагать, многие сердца.


Ян Собеский. Портрет с образом Девы Марии Ченстоховской. Неизвестный художник, до 1696 года.

В 1655 году, когда Марысе было уже четырнадцать, в Варшаву на сейм приехал среди прочих послов представитель русского воеводства Ян Собеский - молодой магнат средней руки, хорошо зарекомендовавший себя в войне с казаками, на которой он командовал полком. Он влюбился, Марыся, надо полагать, ответила ему взаимностью, но это противоречило планам королевы. Она рассчитывала укрепить за счёт замужества Марыси свою партию, а тут Собеский явно проигрывал другим кандидатам; к тому же он перешёл на несколько месяцев на сторону шведов во время пошатнувшего страну Потопа. Потому Марыся была выдана за другого.

Этим счастливцем стал Ян Замойский – магнат уже первого уровня. Он был всего двумя годами старше Собеского, тоже герой казацкой войны (отличился под Берестечком, где Собеский был тяжело ранен), но уже разбитый подагрой. Ею болели в те времена аристократы и полководцы. Некоторые пишут, что Замойский болел ещё и сифилисом, наградив им и жену, но я не знаю, можно ли этому верить.


Ян Замойский. Прижизненный портрет неизвестного художника.

За 8 лет замужества Марыся четырежды стала матерью. Один ребёнок умер в тот же день, двое других прожили несколько месяцев, четвёртый установил грустный семейный рекорд, прожив два года. Её муж тяжело хворал, а Собеский не женился, видимо, рассчитывая, что всё изменится. Так и случилось: двадцатичетырёхлетняя вдова тайно вышла за него всего через месяц после смерти первого мужа, вопреки всем приличиям. Официальная церемония была проведена ещё двумя месяцами позже, но и это было непозволительно рано, поэтому общественное мнение осудило молодых. Появились и неизбежные в такой ситуации слухи – о том, что Марыся приблизила своё вдовство, применив некие вещества, о том, что связь между влюблёнными началась ещё при жизни пана Замойского, о том, что они обвенчались, не дождавшись смерти несчастного подагрика. Известный тогда поэт Ян Анджей Морштын набрал достаточно материала для целой сатирической поэмы.

Впрочем, это событие прогремело по всей Европе благодаря не скандальности, а высокому положению жениха. Собеский тогда был уже великим коронным маршалом и одним из предводителей профранцузской партии. Брак был благословлён папским нунцием Антонио Пиньятелли, который позже сам стал папой, об этом событии написали в «Gazette de France». Ещё чуть позже Собеский стал великим коронным гетманом при короле Михаиле, приходившемся родным племянником покойному Замойскому – и Марысе, значит, тоже. В некотором смысле. До престола оставалось совсем чуть-чуть. И когда Михаил скоропостижно скончался во Львове, то ли подавившись огурцом, то ли став жертвой яда, то ли просто от болезни, Ян, славный полководец и победитель турок, был избран королём. Его Марыся стала королевой.


Королева Мария Казимира. Портрет неизвестного художника, 1670-е годы.

Жизнь супругов не была безусловно счастливой. Марыся стала матерью ещё четырнадцать раз (а всего, получается, без малого 20!), но только четверо пережили детский возраст. Подданные королеву не любили - как иностранку, расточительницу, жену двух мужей и женщину, вмешивающуюся в чужие дела. "Польшей правит Ян, а Яном - Марыся", такую прибаутку повторяли поляки. Они ещё и заметили за королевой стремление передать престол одному из сыновей, а такое не могло обрадовать.


Мария Казимира с детьми. Художник Ежи Шимонович-Семигиновский, 1684 год.

Зато Марысю очень любил муж. Он постоянно был в походах и оттуда писал жене письма, наполненные нежностью и грустью. Возьму на себя смелость процитировать письмо, переведённое одним из моих френдов (вот здесь: http://marubeni.livejournal.com/2311.html#cutid1):

"Несказанно обеспокоен твоим хрупким здоровьем, сердце мое; но и без этого мне здесь было и есть так тоскливо, как никогда не было за всю мою жизнь. Не сплю больше трех часов, а потом, вставши, не могу себе найти места. Всегда я скучаю по тебе, сердце мое, ибо один миг  твоего отсутствия кажется мне целым веком; хоть в лагере и во Львове бывают какие-то развлечения, но сейчас ни одна вещь на свете ни на миг не может меня утешить, кроме чтения написанного рученькой моей единственной госпожи. Пусть же, моя любимая женушка, как можно чаще будет у меня сия радость, о чем униженно прошу и целую все твои прелести, от волос на твоей головке до прехорошеньких ножек самой прекрасной и возлюбленной моей Марысеньки. Целую детей и передаю им привет".


Ян Собский с семьёй. Художник - Генри Gascar (не знаю, как транскрибировать), 1693 год.

Год назад я был в Олесько - одной из резиденций семьи Собеских. Экскурсоводы рассказывают разные истории о том, как жили здесь супруги. Мол, король Ян, возвращаясь из очередного похода, всё своё время хотел проводить с женой, и очень досадовал из-за того, что гости не оставляют его в покое. Чтобы с этим бороться, он построил разводные мосты через текущую рядом речку и норовил даже выкупать непрошеных гостей в воде - чтобы не было повадно. А поскольку в его отсутствие королева, как правило, ходила беременной, статуи двух львов, охранявших вход в парк, сделали улыбающимися, - чтобы они не напугали Марысю. Истории эти наверняка выдуманы специально для наивных туристов, но появились-то они неслучайно и вкупе с перепиской двух влюблённых создают очень трогательную картину. Нечто подобное там, в 17-м веке, трудно найти.

На этом лучше бы и закончить рассказ. Но только влюблённые постарели, Собеский умер 67 лет от роду, оставив Марысю 55-летней вдовой. Она рассорилась с сыновьями и уехала во Францию, где прожила ещё 20 лет - в общем-то, ненужная никому. Остались только памятники и письма. И почему их всё ещё не издали у нас?


Памятник Яну и Марии Казимире Собеским в Виланово. Скульптор Губерт Сметанка, 2007 год.
Tags: 17-й век, Собеские, Ян Собеский
Subscribe

  • Роберт Брюс вне закона

    Посмотрел. И не уверен, что снимать это стоило. Чёрный Дуглас хорош, а Брюс нехорош совсем; грязевая битва при Лаудон-Хилле получилась очень…

  • Моя семья: лагеря и расстрелы

    День памяти жертв политических репрессий был вчера, но написать об этом никогда не поздно. Странную вещь обнаружил я. Где бы в соцсетях ни заходила…

  • Опять о "Пуританах". И о декабристах.

    На днях мне приходилось писать об одном романе Вальтера Скотта, повлиявшем на "Тараса Бульбу" Гоголя. Интересно, что "Пуритане" (вернее, "Шотландские…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 51 comments

  • Роберт Брюс вне закона

    Посмотрел. И не уверен, что снимать это стоило. Чёрный Дуглас хорош, а Брюс нехорош совсем; грязевая битва при Лаудон-Хилле получилась очень…

  • Моя семья: лагеря и расстрелы

    День памяти жертв политических репрессий был вчера, но написать об этом никогда не поздно. Странную вещь обнаружил я. Где бы в соцсетях ни заходила…

  • Опять о "Пуританах". И о декабристах.

    На днях мне приходилось писать об одном романе Вальтера Скотта, повлиявшем на "Тараса Бульбу" Гоголя. Интересно, что "Пуритане" (вернее, "Шотландские…