Николай Эйхвальд (fon_eichwald) wrote,
Николай Эйхвальд
fon_eichwald

Categories:

Бранденбургский марш

Со времён детства я помню вычитанную в книге Александра Григорьева "Александр Суворов" (читали? знаете?) информацию: Фридрих Второй принял Прусское королевство с населением 2 миллиона 200 тысяч человек и с армией 79 тысяч; победив Габсбургов, он аннексировал Силезию, увеличив население Пруссии на полтора миллиона, а армию - до 190 тысяч. Внушительная статистика! Но интересно было бы посмотреть и на то, как "песочница Священной Римской империи", бедная, малокультурная и малонаселённая провинция, стала центром сильного государства. 79 тысяч солдат - это ведь тоже не шутки! Причём это были солдаты, отлично зарекомендовавшие себя в имперских войнах с французами и турками (под той же Веной, например).

Начиналась история бранденбургской экспансии с длившейся веками малой пограничной войны маркграфов с соседними польскими и поморскими князьями, в которой формировалась "Новая Марка" - своеобразный клин между Поморьем и Великопольшей:





Но это рутина; самое интересное произошло в 17-м веке, когда бранденбургские Гогенцоллерны сделали четыре решающих шага к величию.

Шаг первый: Пруссия. В этом герцогстве правила с 1525 года другая ветвь Гогенцоллернов (начиналось вот так: http://fon-eichwald.livejournal.com/25014.html#cutid1). В случае пресечения этой династии по мужской линии Пруссия должна была отойти к польской короне, и в первые годы 17-го века такая перспектива обозначилась вполне чётко: тогдашний герцог не имел ни сыновей, ни братьев, к тому же слыл психически нездоровым. Но был у герцога зять - курфюрст Бранденбургский, а у прусских сословий были определённые сомнения насчёт унии с Речью Посполитой. Ведь Сигизмунд Ваза был ревностный католик, а герцогство - первое полностью протестантское княжество Европы. Поэтому Сигизмунд пошёл на уступки: согласился с унией Пруссии и Бранденбурга в обмен на прочный тыл в шведской войне. Отказался от Пруссии, чтобы продолжать бессмысленную войну за шведскую корону.

В результате в 1618 году бранденбургские Гогенцоллерны уже с двух сторон охватывали своими владениями польское Поморье. Но поляки воевали со шведами и наблюдали за тем, что начинается в центре Европы. Они были заняты...

Шаг второй: Рейн. Всё та же наследница герцогства Пруссии по матери принадлежала к угасшему в 1608 году Клевскому дому, владевшему Клеве, Юлихом и Бергом на нижнем Рейне, у голландской границы. Поскольку всего претендентов было не меньше четырёх, началась война, которую Генрих Четвёртый Бурбон обязательно сделал бы всеевропейской, если бы не знаменитый удар кинжалом на улице Медников. Гогенцоллернам досталась примерно половина - Клеве, Марк и Равенсберг, хотя окончательно проблему урегулировали лет через 50. Это была уже совсем не песочница, а виноградник. И союз с Оранским домом оказался вещью приятной).


Герб герцогства Юлих-Клеве-Бергского накануне раздела

Шаг третий: Вестфальский мир. Бранденбург в основном занимал в Тридцатилетней войне страдательную позицию, и потери в населении понёс колоссальные. Но, поскольку Франция была заинтересована в создании противовеса непомерно усилившимся шведам, Гогенцоллерны получили почти всю Восточную Померанию, Магдебург и кое-что в Западной Германии. Для Речи Посполитой это должно было стать вторым тревожным звонком, но как раз в это время начиналась Хмельничина; Гогенцоллерны даже смогли воспользоваться последовавшим "Потопом", чтобы добиться отказа Польши от сюзеренитета над Пруссией.

И четвёртый шаг - относительно менее известный. Это события 1696-1706 годов. Тут курфюрст выиграл уже за счёт чужой глупости. Август Сильный ради польской короны принял католичество и в результате Гогенцоллерны оказались самой могущественной династией протестантской Германии, сохранив этот статус до конца. Потом Август ввязался в Северную войну, и шведы так основательно разгромили Саксонию, что она не могла больше претендовать на роль регионального лидера. Только с этого момента Пруссия (уже королевство) закрепилась на первом уровне. Устье Одера, переданное ей Петром Первым, немного в этом помогло.





Здесь границы Пруссии на 1701 год. К 1740-му добавился ещё кусочек Померании, но суть уже ясна: Пруссия - совсем не маленькое и очень раздробленное государство, протянувшееся неширокой и несплошной полосой через всю Германию. Отсюда и уверенность Фридриха в том, что он всегда должен наносить первый удар - как раз потому, что Пруссия слаба и в затяжной войне не сможет защитить свои интересы во всех частях государства. Добавлять Силезию и сто тысяч солдат, конечно, стоило - тут не поспоришь.

Tags: Гогенцоллерны
Subscribe

  • Роберт Брюс вне закона

    Посмотрел. И не уверен, что снимать это стоило. Чёрный Дуглас хорош, а Брюс нехорош совсем; грязевая битва при Лаудон-Хилле получилась очень…

  • Моя семья: лагеря и расстрелы

    День памяти жертв политических репрессий был вчера, но написать об этом никогда не поздно. Странную вещь обнаружил я. Где бы в соцсетях ни заходила…

  • Опять о "Пуританах". И о декабристах.

    На днях мне приходилось писать об одном романе Вальтера Скотта, повлиявшем на "Тараса Бульбу" Гоголя. Интересно, что "Пуритане" (вернее, "Шотландские…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments