Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Верхний пост

Привет всем интересующимся. Видимо, пора изложить некие общие соображения.

Этот блог я завёл, устав от лытдыбров собственного сочинения в другом журнале. Захотелось иных жанров и тем. Поэтому здесь - об истории. Так сложилось, что мне больше всего интересна история Польши, Литвы, того, что сейчас называют Украиной и Беларусью, об этом и пишу. Но мы не застрахованы от появления в этом блоге заметок о средневековых скандинавах ("саги об исландцах" очень милы моему сердцу), о гугенотских войнах или об английской аристократии времён ранних Плантагенетов. Генеалогией я тоже очень интересуюсь, да, - последние 20 лет. С шестого класса.

Планы есть разные: обстоятельно прокомментировать все картины Матейко и романы Сенкевича, написать о выборах-1573, о завоевательных планах Василька Теребовльского и о супружеском долге королевы Ядвиги, о Яне Собеском - лучшем полководце 17 века... Хорошо, об одном из лучших. Да мало ли что - планы постоянно чуть-чуть меняются. Я буду писать, а вы комментируйте: блог без камментов ведь лишён смысла, тут нужно коллективное творчество.

Френдить в ответ всех, кто зафрендил меня, я не стану. Если взаимность нужна - пишите здесь. Если есть какие-то пожелания и замечания общего характера, если нужно выразить своё удовольствие/неудовольствие, не относящееся к конкретной заметке - тоже здесь пишите. Без обратной связи скучно жить...

Кстати: я понял, что блогов, посвящённых историческим темам, в ЖЖ не очень много. Если знаете такие - оставляйте ссылки в камментах к этой заметке. И мне будет интересно, и, может быть, другим посетителям. Заранее спасибо!

Ну, кажется, всё. Я пошёл.
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Повесить, выпотрошить и четвертовать... одного героя Вальтера Скотта?

В "Уэверли", первом романе Вальтера Скотта, есть персонаж по имени Фёргюс Мак-Ивор (он же Вих Иан Вор), которому в финале пришлось очень несладко: его приговорили к смерти за государственную измену и казнили. Писатель не говорит прямо, что это была за казнь, так что нам остаётся только догадываться.

Тут есть одно интересное обстоятельство: полное название романа - "Уэверли, или Шестьдесят лет назад". Скотт пишет о совсем недавнем прошлом (для нас 60 лет назад - это хрущёвские времена), и некоторые читатели даже могли сами видеть описанные им исторические события, а остальные наверняка слышали о них от непосредственных свидетелей. И сам писатель родился спустя всего 25 лет после того, как закончилась неудачей попытка "младшего претендента" восстановить власть Стюартов в Шотландии и Англии. При этом Скотт постоянно подчёркивает, что жизнь за 60 лет изменилась до неузнаваемости, так что его читатель будет поражён, если благодаря художественным средствам сможет увидеть всё, "как было".

Но сцену казни остаётся представлять только по намёкам - видимо, иное для 1810-х годов было бы чересчур.
Collapse )

"Утро смерти", конопля и господин барон

Видимо, лучше никого не грабить - даже чучела.

"Поляна в самом деле вскоре открылась им за высокими березами, была она длинная и узкая, противоположный край ее терялся где-то далеко; с поляны ударил густой дух зеленой, покрытой росой, конопли, на диво стеблистой, темно-зеленой, могучей, будто и не конопля это была, а какое-то дикое лесное сплетенье невиданных растений, и над его непробиваемой гущиной заманчиво краснели – впрямь королевскими нарядами – неподвижные чучела. Солнце из-за деревьев било прямо на эти багровые наряды, в этой густой зелени, в причудливой неподвижности чучел даже такие низкие души, как Рудигер и Хундертхемде, готовы были увидеть целый сказочный мир еще живых и давно умерших властелинов, которые зачем-то собрались сюда со всей земли, одетые в драгоценнейшие свои наряды, каждый клочок которых стоил целое село, а то и город. И чем дальше от всадников стояли чучела на поляне, тем сильней искрились багровые наряды, тем драгоценней они казались, тем более могущественным властелинам должны были принадлежать.

Collapse )

О сапожницком ноже и продолжении рода

Не так давно описывал я в/для Википедии одну историю, случившуюся 2108 лет тому назад. Некто Марк Ливий Друз, один из самых богатых и знатных людей Рима, то ли провожал гостей поздним осенним вечером, то ли возвращался этим самым вечером домой (в истории античности вообще слишком много неясностей и ситуаций, когда одинаково вероятны две версии, три, четыре). Был он тогда народным трибуном и пытался провести курс реформ, чтобы вывести республику из кризиса. Из реформ ничего не вышло, сенат, одобривший было все законопроекты, вскоре их отменил, была осень, и до конца полномочий оставалось совсем немного: трибунский год заканчивался даже не 31 декабря, а 9-го.

Так вот. Марк Ливий стоял у выхода из дома, окружённый толпой, прощался со своими сторонниками - и неожиданно вскрикнул: "Я ранен!" Люди увидели, что из верхней части его бедра торчит нож (но самого удара никто не заметил, так что осталось неясным, кто его нанёс). Нож, видимо, тут же вытащили, и хлынувшая кровь залила лицо матери Друза и стены дома. Марк Ливий умер спустя несколько часов в страшных мучениях, потому что нож, острый, как бритва, нож, какими пользовались сапожники-крепидарии, достал до внутренностей. Сразу после этой смерти началась гражданская война, которая унесла ещё около 200 тысяч жителей и опустошила всю Италию.

А спустя несколько десятилетий в римской истории действовал человек по имени Марк Ливий Друз Клавдиан. Судя по имени, он от рождения был Клавдием, но потом его усыновил Марк Ливий Друз - именно этот, поскольку он был единственным носителем такого имени после смерти отца. Дочерью Клавдиана была небезызвестная Ливия - жена Августа, мать императора Тиберия, бабка императора Клавдия, прабабка Калигулы и Нерона. А поскольку римляне (по-видимому) не видели разницы между родными детьми и приёмными, получается, что трибун, убитый сапожницким ножом, был прямым предком всех этих хорошо известных нам персонажей.

Пишу я это потому, что узнал о новой гипотезе, связанной с Друзом-старшим и Друзом Клавдианом. Первый из них прожил совсем недолго, максимум 33 года, и явно мог рассчитывать, что у него будут свои дети. Второму, судя по хронологии его карьеры, было к моменту смерти приёмного отца от силы несколько лет. И вот она, гипотеза: тем вечером, когда в Марка Ливия всадили нож, у него ещё не было сына. Только понимая, что умирает, он решил усыновить кого-нибудь, чтобы не угас его род, и кто-то из присутствовавших при этом друзей Друза, принадлежавших к патрицианскому роду Клавдиев (может быть, один из Клавдиев Пульхров, может - один из Клавдиев Неронов), уступил ему своего ребёнка.

Если всё было именно так (но точного знания в этом вопросе, конечно, не будет), то это самый драматичный эпизод в истории римской аристократии. Хотя тут же возникает контраргумент: почему столь эффектную историю не упоминает, например, Тацит?

О сегодняшнем юбиляре



Ровно 450 лет назад родился этот человек. В русской культуре мнение о нём совершенно определённое. В украинской культуре определённости ещё больше. Один украинский писатель устами Богдана Хмельницкого говорит следующее (это уже в связи со смертью юбиляра):

Collapse )

О любви к мальчикам, самоубийствах и прочих странных вещах

Меня уже многие спрашивали - и здесь, и в оффлайне, - где я был и что я делал. Полтора года без ЖЖ - это, конечно, срок. Что на это ответить? Помимо определённых передвижений по поверхности планеты и разных личностных пертурбаций была ещё одна тема, "однокоренная" с этим блогом, - Википедия.

Как-то так вышло, что я начал писать статьи и долго не мог остановиться. Участие в создании самой большой в истории энциклопедии - крайне увлекательный процесс (помню, мне очень нравилось в детстве читать о создании энциклопедии Брокгауза и Евфрона). Ответственное участие ещё увлекательнее: аккаунт под своими именем и фамилией, "добротные статьи", "хорошие статьи", "избранные статьи", вики-ордена, статус "патрулирующего", разные обсуждения. Народа в этом участвует не так много, как можно было бы подумать, а "белых пятен" больше, чем хотелось бы, так что найти интересную и важную тему легко.

Collapse )

Отравление королевы Боны

Так вышло, что вся жизнь польской королевы Боны Сфорца - жены Сигизмунда Первого и матери Сигизмунда Второго - оказалась связанной с ядами. Её отец, согласно слухам, был отравлен собственным дядей за три месяца до рождения дочери; она сама, согласно опять же слухам, отравила сначала двух последних князей Мазовецких, потом, последовательно, двух жён своего любимого сына. А потом и её саму, старую изгнанницу, отравили агенты Габсбургов, - чтобы не отдавать долги и чтобы получить после неё наследство по сфальсифицированному ими же завещанию.

Момент поднесения яда королеве и изображён на картине Матейко. Итальянский Бари, ноябрь 1557 года. О том, чтО в бокале, как видно, знают все присутствующие. И Бона что-то подозревает, судя по её взгляду в сторону чрезмерно почтительного доктора - Джованни ди Матера. Но она всё-таки выпьет - жить ведь всё равно уже незачем.

Collapse )

Есть ли жизнь после колесования?

Пишут из самой гущи событий:

"После обеда я ездил за город посмотреть на трёх колесованных утром, но ещё живых убийц и делателей фальшивой монеты. Зрелище было отвратительное. Они получили только по одному удару колесом по каждой ноге и руке и после того были привязаны к трём укреплённым на шестах колёсам. Один из них, старый и очень болезненный, был уже мёртв; но оба другие, ещё молодые, вовсе не имели на лице смертной бледности, напротив были очень румяны. Меня уверяли, что люди в таком положении жили иногда от четырёх до пяти дней.

Эти двое были так веселы, как будто с ними ничего не случилось, преспокойно поглядывали на всех и даже не делали кислой физиономии.

Collapse )

Чего боялись польские дамы перед Второй мировой

" - Вы слышали? Говорят, будет война с немцами! Потому что якобы Ротшильд (ну тот, знаете, у которого гостил принц Виндзорский) сбежал в Прагу, и немцы сказали: или им отдадут Ротшильда, или они забирают Карлсбад. Ну вот, в Париже и приняли решение начать войну.

  - Да, и пани Адольфина утверждает, что если начнётся война, в моде будут высокие сапоги и шляпки с козырьками вроде военных фуражек. Но не всем они к лицу.

4543652-lucyna-winnicka-300-227

Collapse )

Как убивали тирана

Салимбене пишет о случившемся в 1260 году:

"В Тревизо много лет правил Альберико да Романо, чьё правление было жестоким и суровым, как знают те, кто это испытал. Он поистине был орудием диавола и сыном беззакония; он умер злой смертью вместе с женой, и сыновьями, и дочерьми. Те, кто их убил, выдёргивали у маленьких сыновей руки и ноги из тела, когда те были ещё живы, на глазах у их родителей, и колотили ими по лицу отца и матери; после этого они привязали жену и дочерей к столбам и сожгли их. Дочери уже вошли в брачный возраст и были прекраснейшими девушками в мире, и за ними не было никакой вины; но те не пощадили их невинности и красоты из-за ненависти к отцу и матери, которые страшным и ужасным образом оскорбляли и унижали жителей Тревизо. Потому-то и подходили люди к Альберико с клещами прямо на площади, и каждый отрывал кусок от его тела, когда тот был ещё жив; так они разорвали его тело, доставляя ему тяжкие муки и осыпая его насмешками и поношениями. Ведь он убил у кого кровного родственника, у кого брата, у кого отца, у кого сына. И он обложил их такими тяжёлыми налогами и так часто назначал денежные штрафы за землю, что им приходилось разбирать дома; и они грузили на корабли стены, своды, и сундуки, и возы, и бочки, и отсылали их в Феррару для продажи, чтобы получить деньги и расплатиться с долгами. Я видел это собственными глазами..."

Недаром "Божественная комедия" (Данте родился всего пятью годами позже) всегда казалась мне крайне мрачным текстом. Жестокая эпоха. Жестокая страна.